Главная » 2017 » Июнь » 24 » Ангел черный. В тени крыла. Борис Агеев.(РНЛ)
12:00
Ангел черный. В тени крыла. Борис Агеев.(РНЛ)

Распрягайте, хлопцы, коней, 

Та лягайте почивать.

Малоросская песня

1.    Между Ванькой и Панасом

...Эмалево-синее небо, сыплется редкая пороша, ленно текут белёсые облака. Середина зимы. Оглохшая ворона сидит на чёрной ветке обгоревшего дерева на обочине изрытой снарядами дороги. Тела убитых ополченцев за укрытием блокпоста, на дороге дотлевают трупы сгоревших в огне «Ураганов» окраинских карателей - у тех и у других одна и та же «славянская» гаплогруппа R1a, и десять минут назад они, ещё живые, в горячке схватки матерились и звали маму на одном языке, на русском. Перемирие...

«Обстрел» правоохранителей коктейлями Молотова и самодельным напалмом на провонявшем гарью киевском майдане незаметно перешёл в бомбометание по новоросским площадям, градам и весям. Ужасы и бедствия войны сполна ощутили на себе мирные жители. Сотни и тысячи раненых и убитых, под миллион беженцев, сгоревшие и разрушенные жилища, школы, больницы, водохранилища... Сводки с фронтов читаются в инете как текущие мировые новости утром и перед сном, наравне с проверкой электронной почты. В медийном поле боя осуществляется возгонка ненависти, ощущается «разгерметизация» всех внутренних защитных сил и регуляторов, обнажаются признаки одичания, разрушения традиционных свойств и личности и нации, расчеловечивание человека. Война на Юго-Востоке окраины стала чуть ли не докучной заботой, злой обыденностью.

Немногие на окраине отдавали отчёт в том, к чему приведёт майдан. Немногие и ныне в своих предвиденьях идут дальше мыслей о возможной федерализации окраины как способе умиротворения запылавшего Юго-Востока. Трудно сейчас представить, что голодные собаки будут глодать трупы киевлян на вымершем майдане, - но нужно представить это. Что киевские дома станут рушиться под ударами артиллерии квазимахновских банд и «Ураганов» различного толка освободительных армий, а над Киевом поплывёт не чадный дым от покрышек, а гарь от реально горящих подольских многоэтажек, - и это может произойти. Зло должно возвратиться на свой исток, чтобы самоуничтожиться.

Давно занимал вопрос, почему перерождаются родники, почему вместо чистой холодной родниковой воды из источника начинает струиться невообразимая жижа, - как из отстойника. Почему, например, «переформатировался» исток «северофранцузского сепаратизма» в Нормандии, почему на Косовом поле, в сердце сербской нации и государственности, встала американская военная база Бондстил - как символ победы над утраченной сербами уникальностью. Почему галицкое свободолюбие претерпело историческое оскорбление, подалось и ослабло, а в конце концов, под воздействием австрияков-поляков-бандеровцев извернулось в лютого врага собственного предназначения? Откуда в Киеве, «матери городов русских», взялись непонятные окраинцы, требующие победы в войне, которой им не объявляли, и почему Киев превратился в пристанище отъявленной антирусской нечисти... Киев на родниках под сенью памятника святому Владимиру был славен, но почему же в этом ныне тоскливо-провинциальном городе над главным торжищем окраины повеял крылами чёрный якобы предводитель ангелов с отпечатанным на мече трезубцем, «отличительным» знаком сатаны? Укрепилось ощущение, что вся «история» с окраиной имеет явно духовное происхождение. Добавить отрешённости в эти размышления позволили недавние факты.

Вспомнилось, что майдану предшествовало: феминистки в его окрестностях спилили поклонные кресты на «картинку», напоказ. Ряды свидетельств о том, что высшую власть хунты представляют собой различного рода сектанты, кришнаиты, изгои, даже и масоны пробавляются, а гоголевский Вий массово оживает в провинциальной окраинской глуши, где колдуют целыми сёлами. Открыта первая на окраине церковь сатаны. Скоро будет приказано провести гуляния содомитов. Православная же окраинская церковь превратилась в откольническую, еретическую.

Гражданская война, или, по-старорусски, партикулярная брань - идёт в России испокон веков. Вспомнить былинную буслаевщину, сельские восстания под водительством «царских наследников», разбойничьи походы ватаманов на крупные города, регулярные крестьянские бунты. Часто распри эти не имели имущественной подоплёки, но бывали сопутствованы исканием правды. То были войны Каина и Авеля за большее ревнование к Богу.

Раз в сто лет ползучая война переходит в гремучую фазу. Прошлая гражданская война, как теперь думается, произошла между Каином и Авелем даже не за химеру справедливости устроения их отношений, а за самость, за общество без иерархий, без вертикали. За лукавые похотения порулить бытием без Бога в сердце и без Царя в голове. Хватило на восемьдесят лет.

Гражданская война на нынешней окраине происходит не между окраинцами и русскими, а между русскими и вырусью. Вырусь - вышедшие из руси, выблеванные, исторгшиеся из неё добровольно или вследствие ползучей окраинской пропаганды последних десятилетий. Между Ванькой и Панасом. Почему-то одни остались русскими, даже окраинцы политические, по гражданству, а другие русские переделались в окраинцы. Невозможно объяснить такую сепарацию лишь влиянием пропаганды или капризами погоды. Народ не называется народом, присвоив вместо малоросса ложное имя окраинца, он не созревает на майданах в чаду горящих покрышек, - а плавится в тигле истории со свинцом и кровью. Суть событий на окраине - партикулярная брань тех, кто стал считать себя отщепенцем-окраинцем и на этом основании хочет уничтожить русского и в себе и на окраине, - и тех, кто остался верен имени русского. Между Каином и Авелем встал ещё и бандеровец Иуда.

2. Как танк ногтями открывать

Возвращаясь к предыдущей статье «Сломанный магнит», к своим репликам на форумах, отдаю отчёт в преувеличенных ожиданиях по ситуации на окраине. Было и воодушевление на фоне событий по возвращению Крыма в Русский мир. Чуть не загадал сроки взятия Киева ополченцами, чтобы образовать Новороссию. Изменился масштаб событий, они приобрели глобальное значение. Теперь видно, сколько сил было запущено, чтобы этого не допустить, и знаем, как сложно выстроить самостояние государства. Русский мир должен явить готовность себя отстаивать - а это не все признают даже в русскоязычной части окраины, поскольку оказалось связанным с огромными лишениями и кровью....

Что Русский мир существует в неакцентированной форме, нет никаких сомнений. Прежде всего - как сообщество людей, считающих себя русскими. Кто любит Россию. Кто исповедует Православие. И - не только они, пусть это не покажется кому-нибудь невозможным. Русские - это множество людей и народностей, которые считают Россию, Большую страну, своей Родиной, что бы ни исповедовали. И готовы голову за неё сложить.

Но вот что пишут на окраинских форумах: «Вы, московиты, нам не отцы-матери исторически - всё ровно наоборот... Не забыли, что вашу Москву на чудских болотах киевский князь Юрий Долгорукий строил? А теперь вы нам даже и не братья - вы нам КРОВНЫЕ ВРАГИ. Прощайте, московиты! Нам в разные стороны!», - и пишет это некая N. N. из Московского государственного университета.

Да как набежало выруси, да как загорелись они пламенем мести. И вот какой-нибудь же костик гришин становится «народным мстителем» Сэмэном Сэмэнченко. Одноклассник, живущий ныне в Киеве, стал вырусью. И родная моя сестра опрометчиво поспешила...

А вот что пишет моему товарищу российская землячка, его давняя знакомая, переехавшая на окраину (сохраняю особенности лексики): «Мне стыдно не потому, что я русская - в этом нет моей вины. Стыдно, что когда-то я верила, что россия - великая страна с наукой и культурой. Сейчас я вижу зловонного агрессора, который вероломно напал на мою страну. Не надо мне доказывать, что черное - это белое. Вы, как носитель идеологии врага мне не интересны. Раб, расхваливающий свою тюрьму - позорный раб. У меня прекрасная жизнь - я готовлю выставку, помогаю Армии, с радостью участвую в нашей освободительной войне. Мы непременно победим, потому, что свет всегда преодолевает тьму, а Правда побеждает ложь. Не трудитесь мне писать. Повторяю - вы мне не интересны».

Эта репликация внутреннего оскорбления продиктована сокрушением веры. Бессмысленно взывать к способности рассуждения, к анализу - всё будет казаться ложью, если оскорблена вера. Это означает, что вся проблема окраинства лежит в области трансцендентного, в далёком от рассудочности краю метафизики. Добираться до рассудка таких людей, до их логики - всё равно что танк ногтями открывать.

Откольническая ветвь Русского мира в последнюю сотню лет оформилась на отрицании истока. На неприятии русского - от глухого до яростного. Они среди нас, окраинцы, а, значит - они какая-то ещё неопределённая и неопределимая наша часть, заболевшая редкостной болезнью вроде проказы. Человек ею болеет, но врачи не могут определить характер болезни, поскольку утрачен диагноз.

Уже пытался выразить мысль о происходящем. Повторю основные тезисы.

Окраинство является изводом русской духовной, политической и культурной жизни. Извод основан не на преображении в новую форму бытия хотя бы части народа, а потом и переосмыслении этой части в новый народ, а на мутации - молекулярном искажении и затем перерождении подлинной сути народного духа.

В основе - предательство главного народа, измена его владычному духу и языку. Своё отщепенство этот откольнический извод, вырусь, основывает на вымышленной истории, воображаемых обидах и поражениях. По-иному, опираясь на победы и ликования духовного превосходства, он поступать не может, поскольку не было никакого духовного превосходства, не было и побед... Политическое окраинство обосновали и развили русские (в имперский период истории, особенно в советское время, - да и теперь властью поддерживается) - и это одно из объяснений феномена, пример которого приведён в начале главы, и который расцвёл ядовитым цветом на окраине. Идеология окраинского нацизма: «Окраина превыше всего», «Один народ - одна территория».

Не происходит возгарания конфликтности, когда русский, считая себя малороссом, настаивает на какой-то особинке. Внутреннее напряжение, сопутствованное ощущением стилистической неловкости, возникает, когда малоросс называется окраинцем и считает себя чем-то отдельным от русского. Здесь и начало окраинства. Ложная мысль нуждается в ложном обосновании. Предательство нуждается в собственном законе. Гражданский окраинец - не политический. В гражданстве может состоять как малоросс, армянин, еврей, так и русский. Но политический окраинец исключителен. Он говорит: «Мой дед Берлин брал, а я бандеровец - и горжусь этим», выказывая пример мучительной шизофрении, сжившейся с образом выруси.

Нужно уточнить, что под термином «вырусь» имеется в виду именно нацистский извод Русского мира, воплотившийся в политическое окраинство. Его ошибочно называют фашистским, но с ним вырусь имеет мало общего. Собственно фашизм с русской окраской возник в тридцатых годах на Дальнем Востоке среди остатков интернированной в Китай Белой армии, - и не имел развития. Молодёжные радикальные фашистские группировки в постперестроечное время были задавлены и не оказали влияния на политическую жизнь. Иное дело нацизм... Наши русские нацисты на просторах многонациональной империи были загнаны в удушливые углы и по большому счёту нейтрализованы. Уверен - это было сделано правильно. Но окраинство и есть русский нацизм, вырвавшийся на простор.

Германские нацисты недолюбливали трусоватых итальянских фашиков, считая их временными союзниками. Итальянский фашизм зародился на сплотке нации на базе национальной исключительности и был одно время популярен в Европе. Фашисты отметились в Греции и Португалии, фашистские партии недолго существовали и в других странах. Европа же была беременна именно нацизмом, - и до сегодняшнего дня продолжает его воспроизводить. Нацизм - учение о превосходстве одной нации над другими, и практика осуществления этого учения. Утверждают, что зародился он на Британских островах, и что Киплинг со своей поэтической мыслью о бремени белого человека лишь один из тех, кто художественно, идейно породил яркие образы нацизма. Гитлер оказался их восторженным поклонником и механически, организационно воплотил их в европейском масштабе. Можно сказать, даже борьба против нацизма в Великой Отечественной войне каким-то образом поменяла правильную трактовку цели на ложную и до сего времени у нас используется риторика войны именно с фашизмом, в котором олицетворено всё самое худшее. Что не добавляет понимания того процесса, который ныне происходит уже на окраине.

Внешне торжество выруси выглядит как площадной нацизм, выродившийся из грубого деревенского снобизма, без культурной «подкладки», как было с нацизмом германским, возросшем на чувстве оскорбления нации по итогам Первой мировой войны («мы обижены, мы страдаем, поэтому все виноваты и все нам должны»), но и на вывихе неистребимого германского романтизма, приправленного диковинной травкой арийского оккультизма - окуклился на глазах и теперь в полной мере являет свою сущность. Общее у окраинского нацизма с нацизмом германским: ощущение превосходства над незадачливыми, полудикими племенами-соседями. Из него исходят политическое и этническое самоопределение, проект окраинизировать сплошь тех, кто этого не хочет - пассионарная страсть подчинить злыдней и поставить их на подобающее им место. Это очевидно даже в бытовой сфере, на уровне соседского общения. Не согласятся подчиниться - истребить.

Самое страшное - окраинский нацизм стал обыкновенным, привыклым. Как свойства личности, как признаки человеческой внешности, будь то цвет глаз или волос, или форма подбородка. Человек живёт, чистит по утрам зубы, ходит на работу, моется в бане или выпивает по субботам - и не замечает, что вчера стал нацистом. «Тихий» рак уже переродил клетки организма, изменил самосознание выруси; она считает себя здоровой, а всех соседей - больными, себя считает лучшей, а других - так себе человечишками. Никогда не признает виноватым в собственных же бедах себя, а будет искать причину в других. То есть, страдает отсутствием осознания собственных ошибок. Важный признак, указывающий на смертный грех - гордыню, которая чаще зарождается от обид и смутного ощущения собственной ущербности.

Мы думали - для обезвреживания нацизма выруси, который зачинался в головах тех, кто причислил себя к окраинцам, довольно было снисходительной улыбки. В крайнем случае - флакона дихлофоса. Теперь, когда Новороссия залита кровью, а до победы неблизко, видно, насколько все заблуждались.

Ещё одно... Вооружённый переворот на майдане был поддержан киевскими интеллигентами с пеленою на глазах - они ничего, оказывается, не видят! «Победил Бандера? Где, когда?» И посмеиваются: «На улицах Киева фашисты? Они вас хотели расстрелять?» И живут, и ходят по улицам, сидят в кафе, разговаривают на высокие темы. И не знают - и не желают знать - о разорванных снарядами детях в Донецке, что люди месяцами сидят в подвалах, спасаясь обстрелов, что окраинцы валят мемориалы погибшим в Великой Отечественной войне. Такое неведение равно согласию с тем, что происходит. А значит, они, обитатели Козьих болот, и есть окраинский нацизм, его лицо и его выражение.

Вот туда, в эту область безнаказанных чувствований и представлений, и схлынула вырусь. Здесь нашла угол и область своего обиженного существования.

У нас говорят - на обиженных воду возят, но, если обиженные сбиваются в целое государство, добром это не кончается.

И, если досказывать самое непопулярное: окраинство, как явление гниения русского духа, как линия вырождения ложных направлений Русского мира, имеет естественной целью самоуничтожение выруси. Вырусь - тупик Русского мира, а переход в окраинство - способ самоуничтожения. Сойти в небытие с грохотом, а по возможности утащить с собой на волнах хоррора как можно больше населения.

Почему же идеология нацизма с тризубым клеймом сатаны оказалась столь соблазнительной для выруси, этих мутантов Русского мира? Нужно вернуться на некоторое время назад.

3. Железно-коричневая пята и бандеровский реванш

Окраина за последние годы выродила два явления. Период вынашивания был отчасти скрыт, а начавшиеся на майдане кривые роды не все рассмотрели.

По итогам передела советского наследства на окраине образовалась каста скоробогатых людей, владеющих промышленными и финансовыми ресурсами, и недвижимостью окраинского осколка советской империи настолько большой, что землю в Крыму эти люди загоняли для китайских нужд тысячьми гектар. Власть этих людей называлась демократией, а по сути опосредованно являлась правлением олигархии. Точность определения состоит в том, что микрорайон Демос в древних Афинах был заселён как раз греческим олигархатом. И везде во всех странах за рекламными щитами демократии он и хороводит. Власть олигархии неявна, но перераспределение общественного богатства везде происходит именно в её пользу.

Послемайданный период окраинской истории характерен тем, что от опосредованного обладания окраинскими ресурсами олигархи перешли к прямому их распоряжению. Они вступили в административное управление промышленными вотчинами, создали управленческий аппарат и обзавелись собственными вооружёнными силами - и наступил расцвет демократии в её исконном значении.

В период увлечения социалистическими идеями американский писатель Джек Лондон изобразил тотально-разрушительную власть олигархата в фантастическом романе «Железная пята». Жажда власти олигархата безгранична, его жестокость к людям не имеет пределов. Жажда власти основана на алчности, чувстве иррациональном, не подчиняющемся рассудку. И особые свойства еврейской алчности позволили именно евреям захватить большую часть окраинской собственности, а «жидобандеровцу», как он сам себя называет, Коломойскому, стать не только губернатором вотчины с собственной наёмной армией, но и оппонентом окраинскому президенту. Коломойский олицетворяет на окраине возможности, который готов оказать любым силам, способным умножить его финансовую мощь. И это не должно никого удивлять: еврейский капитал стоял и в начале становления нацизма в Германии. На окраине олигархат не отдаст ни улуса, ни угла. Единство окраины («унитаризм» на тамошний салтык) временно обеспечивает защиту концентрированных на окраине остатков олигархических ресурсов. Выгодна будет дефрагментация государства, - они и в неё включатся.

И второе - нацизм. Являет собой самостоятельную величину, а, сопрягаясь с интересами промышленно-олигархических группировок, запитал их разрушительной энергией и в конечном итоге послужил внешней причиной событий на окраине.

Послушайте! Окраинский нацизм возник не на голом месте. Ужасает незаметность его взлелеивания. Сперва было сказано о малороссах: братский народ. Потом - у него есть собственные интересы и своя культура. Кельтско-галичанское сектантское духовное увечье передалось воздушно-капельным путём через прессу, телевидение, культуру. Говорят, в пассионарной атаке с бандеровского запада на восток сыграли роль два фактора: послевоенная эпидемия сифилиса, сказавшаяся отрицательной селекцией (в смысле качества человеческого материала) на втором-третьем поколении, и дефицит йода в питании. Но есть, правда, в этом сомнения.

Дети и внуки бандеровцев, уцелевших после разгрома на западной окраине, и криптобандеровцы, самозавербованные из выруси, рассредотачивались в управленческих и партийных структурах, чертили границы. Огрызок косы Тузлы, оставляющий судоходный фарватер по Керченскому проливу вопреки простой географической логике на окраинской стороне, послужил и причиной первого пограничного конфликта с Россией. По рекам Деркул, Северский Донец и Ворскле граница странным образом пролегла не по стремнине русла, как часто происходит, а по российскому берегу, почти везде оставляя реки на окраинской стороне. И даже пруд на ручье Кундрюча там застрял! При том, что по жлобству своему не удосужились это зафиксировать в процессе делимитации, официального оформления границ после развала СССР. Офицерские училища расквартировывались в западенских краях, а на донецкие земли, к границе России с отстроенными военными заводами, стягивались тяжёлые вооружения и склады боеприпасов. Окраина, член ООН, используя произвол тогдашнего генсека, недорезанного троцкиста и криптобандеровца Хрущёва, незаконно аннексировала в 1954 году Крым.

И вот уже за «кричалки»: «Москаляку на ножи!», «Слава нации! Смерть врагам!», никого не судят. И накачивалась окраина ненавистью к России, а вырусь и «бессознательные прихвостни», как сказал бы дедушка Ленин, из малороссов, вербовались в будущие штурмовые отряды в войне против русских. Германия при Гитлере сошла с ума за десять лет, а здесь все двадцать - пропитанная презрением пропаганда против Русского мира. «Бандера прийде, порядок наведе» - последыши Бандеры его именем и наводят теперь «порядок» на окраине.

Как бы ни было, Панас-то готовился...

А Ванька чесал затылок и посмеивался: эк тебя корчит...

4. Прогадили всё

В Африке, в одном из кенийских племён, невинность невесты перед свадьбой имеет право проверить каждый желающий. Как после подобной «люстрации», так же выглядит и окраинский «политикум» и идеология окраинства. Их уже не отмыть.

Но интересно обернуться назад, чтобы рассмотреть истоки окраинства, куда так охотно перебегает вырусь.

Во-первых, там на почётном месте образ земного рая, такого, каким он видится внутреннему взору сектанта. В секты ведь попадают люди определённого склада ума и психологического типа.

Рай в форумном представлении окраинца имеет пейзанский колорит, - это цветущая деревня, прообраз библейского Эдема, в котором бродил Адам до грехопадения, даже не подозревая, откуда что взялось: «В Україні мяккий спокійний і поміркований клімат, тьохкають солов'ї. Лелеки в Московію не хочуть летіти. Червона калина, біг Черемоша. Всюди буйно квітне черемшина. Хрущі над вишнями гудуть. Сім'я, вечеря біля хати. Дівчата співають... із вечора до рання... серденько моє. Кохання. Дніпро ревучий. Квітучий Крим. Тихо по морю чове пливе. Цериця-Мати Україна. Столиця Київ. Якого раю вам ще треба».

Горе тем, кто подвергнет сомнению бесценность этой мечты. Изъять из неё Крым - даже не преступление, а кощунство. В этом просто оборудованном мире не ждут трагедий, в нём не зарождается мессианизм, не нарабатывается, как тонкий слой соли на стенках сосуда, аристократия, не сложилась мифология, там нет преданий и не проблеснут дерзания, а опозорить односельчанина можно прилюдно раздев и вывернув на публику его трусы, или прокатить в мусорном ящике. Модернизировать такой рай, настроить в нём заводов и шахт, авиапредприятий и пароходств - значит обрушить картину селюковского мира. Повреждённый в раю человек пошёл путём сложности, а не простоты, стезёй цивилизации, - а не упадка, вырождения и медленного умирания.

Чтобы почувствовать глубину его внутренней катастрофы, вспомним фильм «Мимино». Грузинский парень из горной деревушки приобщается авиации, его обучают летать на сверхзвуковом лайнере, он посещает другие страны и становится сообщником всего мира. Случается сюжетная драма, Мимино вынужден возвратиться на родину, в патриархальный быт с отношениями деревенской взаимовыручки - и с кровной местью. На крохотном камовско вертолётике, доставшемуся аулу от всех достижений цивилизации, перевозит коров через ущелье. Смысл фильма - выбор между цивилизацией в образе Большой авиации, и традиционным обществом с деревенской шавкой, привязанной цепью к шасси вертолёта, и кровной местью; между обычной, начальной культурой и культурой высокой. Высокая культура требует Усилия. До Усилия не каждый созрел.

Окраинец согласен ещё и на то, чтобы проведать по шенгенской визе другую сторону рая - Европу. Но не согласится обменять садок вишнёвый коло хаты на аэродром или университет. Почему в Европе окраинец увидел избавление? Ах, эта известная славянская мечтательность о Царствии Божием на земле, воплощалось ли оно в коммунитарной идее с призраком всеобщего счастья, куда нужно всех непонимающих загнать железным кнутом. В образе ли утонувшего Китеж-града, Шамбалы, сказочного ли Беловодья, пропитанного европейскими духовными ценностями, как то: кружевные трусики, сыр пармезан, таинственный хамон... Образ Европы в широко раскрытых голубых очах киевского хуторянина светится небывалым светом, как счастливая финальная стадия земных забот, как феерический приют всех сирых, после беспросветных веков монголокацапского ига.

Русский Ванька уже получал отрезвляющую прививку от социальных и метафизических обманок и весьма на эту Европу насторожился - Панас, как возобновлённый тип отверженца, предателя - ещё нет. Но хочет в это счастье загнать всех. Образ большой цветущий деревни сроднён с ним и не может быть ничем поколеблен.

И второе: обида - о чём было сказано. Есть тип обидчивых людей, с отсутствием самоконтроля, неумением или нежеланием анализировать свои ощущения и мотивы своего поведения. Обидчивость, в сущности, черта неокрепшего детского характера, причиняющая много страданий в жизни взрослой. Страдания проистекают из того незыблемого ощущения, что, если я обижен, то все передо мной виноваты и все мне должны - и с этим ничего нельзя поделать. А другие почему-то виноватыми себя перед тобой не чувствуют.

Многие, повидимому, обратили внимание на то, что на окраине много - чрезвычайно много - таких обиженных. И какая же радость, когда находится верный и безотказный предмет для концентрации на нём обиженного чувства! Вот он: москаль, ватник, русский. Перебегая в окраинство, такой тип людей становятся вырусью, ненавистником всего русского. Он, впрочем, мог и не перебегать, а продолжать жить рядом в России, жить и ненавидеть. Но перебегает, потому что страшится империи. Что она вдруг затеет какой-нибудь очередной проект переустройства неба и земли, и тебе - хочешь, не хочешь - придётся в этом участвовать. И ненавидит Русский мир, как необъяснимую, тревожащую, фантомную боль, возобновляющуюся время от времени в согласии с непостижимыми циклами русской истории. И он выбирает садок вишнёвый, а не комариную глушь непредсказуемой империи, не духовную голодовку русского человека. И нехотя ввязывается в партикулярную брань против Ваньки, постепенно зверея от запаха крови.

Уже было дотошно расследовано, что нынешняя окраина складывалась как мозаичное образование с различными укладами и внутренними ценностями и идеями. Но в России - так же. И всегда находился принцип, по которому это многоразличие держалось, как одно - согласие. Кто-то уступает в малом, чтобы сохранить большое, не теряя при этом двух признаков, пока ещё склеивающих государство в монолит - общность Закона и единого государственного русского языка.

Окраина же зародилась как государство-мрия, как мираж, а не как ещё одно русское государство, пускай даже озабоченное особой идеей возобновления «чистоты» изначального киевского русского типа человека. Единства, как планировалось, должно было достичь не на основе единого русского языка, на котором на окраине почти все говорят и все его понимают, а малоходового сельского диалекта, что сразу поставило под вопрос будущее окраинской мечты. Поскольку это переводило отношения русских и выруси в этническую, крайне взрывную область, исключающую любое согласие. Можно сказать, братство Каина и Авеля здесь было поставлено на острую грань, за которой, вследствие невыносимости выставленных условий, должно было последовать убийство.

Оно и последовало отчасти по отысканной на форумах «формуле» нынешней партикулярной брани: «Вырусь - это те русские, которые убивают других русских, чтобы доказать всему миру, что они не русские; считая себя при этом более русскими, чем те русские, которых они убивают». Так вырусь ещё раз показала свою иудину изнанку, двойственность облика и образа мыслей.

В обвинение выруси следовало бы выдвинуть несколько тезисов.

- святыни киевские поруганы;

- Киев из источника русскости превратился в оплот Иуды;

- государство, имеющее все надежды превратиться в ресурс Русского мира, стало его отрицанием;

...Сведущие люди говорят, что на месте, где раньше стояло отхожее место, нельзя копать колодец лет двести - настолько прогажена почва. Окраина за двадцать лет прогадила почву с родными для русских источниками, и теперь предстоит эпоха очищения, - деокраинизации и денацификации.

5. Цемент между кирпичами

Дописываю в дни, когда подозрительно согласованно попадали очередные российские спутники, Президент окраины Петр Порошенко подписал пакет так называемых "антикоммунистических" законов о запрете советской символики, заключённой Васильевой отказали в пилке для ногтей, убит один из командиров ополчения Алексей Мозговой, а в Бурунди Нкурунзиза вернулся в Бужумбуру. Да и много чего другого произошло... А думается по-прежнему о своём, заветном.

Российская Федерация поныне имперская форма существования народов и наций. Русские - цивилизационный народ, составляющий сердце империи. Империи строят, созидают. В советское время в стране прибывало каждый год по восемь городов. Строили в оккупированном Афганистане: школы, дороги, больницы. И ещё строили нации и государства. Но в этом интернациональном доме у русских нет не только своей комнаты, - нет ни одного своего кирпича. Потому что русские - цемент между кирпичами.

Цемент - знай своё место! Источится, распылится цемент - рано или поздно рухнет дом. Отсюда и холодность, невнятное равнодушие, а то и порицание всего выпирающе-русского даже в тех случаях, когда на власти стояли русские князи. Началось ведь с Киева. И византийцы, и степняки, и варяги крутились при княжеском дворе, и тогда же зародилась эта всеядная терпимость к иноплеменникам, которые скоро сами становились русами и начинали заправлять русскими делами. Оттуда и неодолимая экспансия во все края, чтобы достигнуть немыслимых пределов, почти нигде не встречая сопротивления, ибо везде, куда входили, ждало родственное, узнаваемое... Нужно понять эту свою роль в империи, понять и принять мысль, что мы были и останемся цементом. И для чего-то задумана же была высшая цель гармонизировать противоречия, сгладить неизгладимое, примирить непримиримое: всё скрепить, склеить...

Но эта же этническая всеядность послужила и причиной тому, что погром галицийских русских австрияками, а потом и молекулярное искажение природы русского духа не были опознаны, как национальная беда, способная мобилизовать народ. Инстинкт самосохранения у русских оказался настолько притуплен, что история Червоной Руси имела ещё более гибельное продолжение на окраине.

Характерный признак: окраина дважды вычленялась из состава империй после их очередного крушения - из Российской и Советской. В 1918 году Постановлением безликого либерального Временного правительства из южных губерний России была образована особая область, и в 1991 году после страшного для советской империи августовского переворота окраина вышла из состава СССР, снабжённая большевиками в развитие меньшевистского Постановления новыми краями и полуостровом Крым. Факт насильственной окраинизации малороссов при большевиках - наподобие той, что производили австрийцы над русинами в Галиции, - сам собой напрашивается если не на большие выводы, то на исчерпывающие объяснения. Как и то, что Союз русского народа («Чёрная сотня») проводил агитацию на Волыни именно в русле окраинизации, в результате которой дети этих волынян в годы войны массово ушли в отряды ОУН-УПА. И сбегала окраина на периферию Русского мира, как бы давая понять, что не имеет с ним ничего общего. Этим движением исключала себя из имперского проекта, и в этом, пожалуй, был видимый результат сбеганий - капитуляции или предательства общей истории, проще выражаясь. Почему и две головы у нашего гербового орла. Смотрят в разные стороны, и одна из голов смотрит в нужную сторону, а другая - в противоположную. Они символизируют две русские ипостаси, два типа миросозерцания, Каина и Авеля. И одна из них принадлежит выруси, готовой переметнуться хоть к Мазепе, хоть к Бандере.

Так и приходит догадка, что сам «проект» окраины есть отрицание русской империи, Русского мира, не зависящее по большому счёту от произволения властей, международных интриг и козней. Какой-то паразитный нарост на коре пятисотлетнего дуба.

Новороссия же, думалось - отдельная песня. В Новороссии русские получат кусочек, собственный уголок мира, который они усадят своими цветами и напитают своим духом. Как у старого усталого вояки должен быть дачный домик, дарованный от империи, где отдохнёт его душа.

Вглядываясь в будущее, думается, тем не менее, что не скоро ещё прояснится её судьба, не быстро споётся эта песня...

Но, может, нам кажется, что вырусь пылает ненавистью к России и русским и жаждет их уничтожения. Нет, это они самоуничтожаются. Русских же невозможно уничтожить. Они слишком вплетены в существо страны, внедрены в её плоть и кровь и составляют её тело и её дух. Их присутствие в мире явственно и несомненно. Они оказывали на мир влияние и не единожды вершили его судьбы. Они сообразовали присутствие в мире со своими интересами и интуитивно нашли своим интересам и их воплощению в мире название Русского мира. Их государство несколько раз рушилось, но восставало под другими именами и с другими знамёнами. Но подлинный, неявный их идеал - святая Русь, как живой образ гармонии земного бытия с небесной волей.

История же окраины пропитана запахом мертвечины. Он отравляет всё живое, превращает в мертвечину настоящее.

Но третьего-то раза не будет...

6. Грёзы о новой окраине.

Окраинство не под подозрением - под печатью

«Это тебе дорого обойдётся!», - говорили Ваньке про Крым. Ванька предчувствует, что, когда заговорили о дороговизне - значит, скоро придут грабить. Почешет он затылок, попереживает о том, что кого-то ненароком ущемил своим существованием. Это ощущение вины, воплощённое в образ мыслей и манеру поведения, разваливает хитроумные планы по нанесению нашей стране максимально неприемлемого ущерба. А Ванька в конце концов сядет и всё посчитает. Счёту-то и грамоте обучен.

И выяснится, что это не он всем должен, а ему должны. Будь сосед добрый в должниках, или там дальний родственник покаялся и запросил отсрочки - Ванька показал бы кулак из-под полы, да и простил. Однако если грозят карами и стращают напраслиной, он начинает черстветь. И, как приметил глазастый немецкий Бисмарк - Ванька всегда придёт за своим. Имеются в виду не только деньги.

А когда Ванька пойдёт, наступит страшное.

Потому что никто не готов платить.

Не готовы платить те русские, кто переметнулся к галицаям и повторяют, как попки, бандеровскую кричалку «Слава окраине!». Кто посчитал славное имя русского предосудительным и записался в тупиковое русское ответвление окраинства, предавая тем самым и судьбу и историю. Окраинская интеллигентская ботва, поддержавшая переворот на майдане. Это не народ, а толпа. Толпа руководствуется инстинктом стаи.

Да и разве не стайный признак преимущество множества? «У нас всегда народ был сильнее власти» - сказано было в Киеве с нескрываемой гордостью. Что подтверждает и мысль о том, что у малоросса нет государственного инстинкта и он вместо страны будет стремится устроить курень с чадящим майданом. Насилие толпы страшнее насилия власти тем, что не имеет высшей санкции и перерождается в произвол. Разве это правильно? И чем тут гордиться?

Зато презрение к власти, к любой социальной системности, упорядоченной законами, почему-то уживается с преклонением перед комбатами, ватаманами, батьками - перед гуляй-ветром. Логика как раз воровская, стадная. Потом доходит: да им государство и не нужно. Собственно окраина как упорядоченное образование до последнего времени существовало усилиями тех русских на окраине, кто продолжал считать себя защищённым именно системами строгого административного управления, а не анархистской вольницей.

...Вот полыхнули споры о том, какой должна стать новая окраина. О старой, прежней, не спорят. Старой - с Крымом и Донбассом - уже никогда не будет. Однако образы новой зудят, требуют внимания. И странным образом в этих образах опять проступают прежние очертания.

Что, дескать, окраинцы - отдельный народ, обладающий собственной, отличной от русской, культурой. И что они не готовы растворяться в Русском мире. А, следовательно, новая окраина должна собираться на принципах автономии от России. Мол: мы по-прежнему братья, но так далеко разошедшиеся в истории и пространстве, что вспоминать об этом приходится всё реже. Дескать, один раз не удалось такой народ создать - давайте ещё раз «попробуем». Значит, опять из толпы «братский народ», опять «окраина - не Россия», затем «москаляку на гиляку» и - по старому кругу?

А приходит на ум в этой связи мина на растяжке. Тоненький проводок, едва видимый в траве, означает границу: чтобы пройти дальше, нужно обезвредить мину, или подорвать её с безопасного расстояния. Либо осторожно перешагнуть проводок. Но тогда мина остаётся за спиной.

Это значит, что при видимой склонности к отказу от кельто-галичанского помрачения, у окраинца остаётся в душе тот же хутор. И до тех пор, пока окраинец будет настаивать на своей величине в сравнении с русским и на своей независимости - остаётся и возможность нацистского рецидива, перетекающего в затяжную квазигосударственную форму. Окраинство отныне уже не под подозрением, а под печатью.

...У звероловов есть в «технологическом» процессе период передержки, когда отловленного зверя помещают либо в короб, либо в закрытый загон для адаптации, процесса привыкания к новым обстоятельствам. Заодно наблюдают за состоянием здоровья и, если есть необходимость, животное подлечивают, прежде чем доставят в другую среду обитания. Так же следует поступить и с теми, кто не снимал с головы кастрюль - и это в то время, когда британские учёные доказали происхождение мозговых извилин!

Поскольку можно считать, что политическое окраинство по своему происхождению - следствие тотальной пропаганды и окукливания определённого слоя людей - выруси - в сектантскую касту ненавистников Русского мира, то и разокраинивание должно происходить в обратном порядке.

Гудошники окраинства и светоносные лыцари незалежности уже проиграли. С того самого момента, когда решили ликвидировать русский язык и насадить мову. Язык - это народ. Русский язык объединяет всех, им владеющих, называют ли они себя татарами или тунгусами. Мова же не язык, а южнорусский деревенский диалект языка, и те, кто величают мову языком, подсознательно ощущают себя частью большего целого.

Хуторяне и есть хуторяне, что в Курской области, что в Полтавской. И там и там пытаются закрепить свои деревенские варварские наречия. Говорят, в Банищанском околотке Льговского уезда Курской губернии возникла народная секта саянов - со своими узорами на вышиванках и особым говорком. С двадцати километров их почти не понимали. А дать им волю и присвоить говорку статус государственно-международного языка - кого-нибудь да насмешили б... Но на окраине это и произошло.

Мова явилась на окраине, как инструмент раздора, а не собирания. Сельский диалект, нагруженный «статусом» государственного языка, не справляется и не может справиться с необходимой ролью - описанием полноты мира, даже если проводить на мове поэтические фестивали и посвящать ей лингвистические конференции. Её приходится «пересочинять» и уродовать, посредством чего она превращается в неудобоваримый сленг, мало понятный самим селюкам. Словакам, перешедшим на латиницу, потребовалось сотня лет, чтобы пересочинить язык, отличный от чешского диалекта, а потом созреть для предложения чехам разъединиться политически.

Политическая нация на основе окраинского сельского диалекта без потери высокой культуры сложиться не может. Она и не сложилась. Но не это навязывание заведомо проигрышной позиции обокраинивания - лишить русских их языка и культуры - было целью нацистов. Лучше всего это объяснил в давнем интервью сын гауптмана Шухевича, ныне почётный депутат окраинской Рады, Юрий Шухевич. На вопрос журналиста: зачем-де замещать русский язык мовой, когда на нём говорит подавляющее большинство граждан окраины, Шухевич ответил ему, как глухому: «А чтоб русские знали своё место!»

Вот реплики с тягнибоковских форумов. Собираются на форумах всякие, но центральная жила постепенно проступает в мутном потоке глаголаний: «Москали оккупанты, русский язык - оккупантский. Русская речь должна исчезнуть из окраины, уйти в небытие. В окраине автохтоны только окраинцы. Окраинцы должны вернуться к окраинскому языку и окраинизировать неокраинцев. »Окраiна - по-над усе!» (калька лозунга нацистской Германии «Германия превыше всего!»), «Слава Украине! Героям слава!» - бандеровская «кричалка», которую повторяет и последний окраинский гетман на церемонии вступления в должность, повторяют первого сентября и школьники на первой линейке. Если те, кто с кривой усмешкой спрашивает: где вы видели в Киеве бандеровцев? неправильно услышали это, или не поняли, что кричат вслед за бандеровцами - то нужно было знать и понимать. А если знали и кричали вслед за бандеровцами - нужно будет отвечать. Потому что подо всем этим не только лозунги нацистов, но и осуществляемая на глазах реальная окраинская политика.

В этой сподручной логике становится понятным, что на окраине все, кто сопротивляется выруси на базе бандеровской идеологии - русские. Они испокон веков оккупировали окраинские земли, вторгаются с территории сопредельного врага и воюют на Донбассе целыми батальонами и армиями. Что ещё раз подтверждает и диагноз мучительной окраинской шизофрении.

В такой войне победить невозможно, но капитулировать нельзя. Нацизм неспособен к диалогу - это монологичная доктрина - и добровольно не капитулирует. Нацист говорит «ватнику»: либо будет по-моему, либо ты умрёшь; не хотите обокраиниться - уничтожим. А «по-моему» значит: я господин, а ты «ватник», ты раб, ты недочеловек. «Так как ночь восстает против дня, как свет и тьма находятся в вечной вражде - так и недочеловек является величайшим врагом человека, господствующего в мире. Недочеловек - это биологическое существо, созданное природой, имеющее руки, ноги, подобие мозга, с глазами и ртом. Тем не менее, это ужасное существо является человеком лишь частично. Оно носит черты лица подобные человеческим - однако духовно и психологически недочеловек стоит ниже, чем любое животное.

Внутри этого существа - хаос диких, необузданных страстей: безымянная потребность разрушать, самые примитивные желания и неприкрытая подлость. Недочеловек - и ничего более!» Это, правда, слова Генриха Гиммлера, рейхсфюрера СС, произнесённые им в 1935 г.. Но Тягнибок и Ярош подпишутся.

И добавят вдогонку: Поклонитесь нашему хуторянскому наречию, нашим бандеровским идолам, нашей правде, и забудьте свой язык, свою правду, своих героев и предков, их борьбу и идеалы.

Не случайно до сих пор на окраинских сайтах сетования, что не успели-де окраинизировать русских в Крыму и на Юго-Востоке. Если бы это произошло, возможно, русские не замутили бы воду на окраине и не вздумали бы возвращаться, обретая себя в состоянии более сложном - русском, а не в депрессивно-окраинском.

И в этом их правда. Окраинизировали бы, опустили высокую культуру до уровня своей, деревенской, обратили бы полуспящих городских русских в невнятных хуторян, обкатали бы их, как хлебные мякиши - никто б и не трепыхнулся. Тем более, что согласных к упрощению на окраине избыток - вся вырусь.

А русские почему-то проснулись и стали задумываться. И не согласились массово мутировать из города в деревню, менять высокое на низкое.

7. До Царской Пасхи

И здесь проступил абрис эпической трагедии. Почему-то в полный голос не говорят о подлинной угрозе, вставшей со стороны окраины перед Русским миром. Угрозе ментицида - духовного убийства. Она и есть главная, настоящая причина партикулярной брани. Даже не католичество, извод христианства от отцов и учителей Церкви, исповедано на окраине, а ложное христианство, - на которое не было и не будет соборного согласия. Разделение хуже ереси. А ещё буйно расцветшее сектантство, шабаши колдунов, откол обокраиненных православных...

«Нужно разработать закон про первооснову люстрации. Написано, что сначала душа, а потом тело... Так вот, сегодня мы приняли закон про тело. Но душа - идеология московского патриархата - ещё остается!», -заявил глава униатской церкви окраины на слушаньях по закону о люстрации в Раде.

Они подбирались к самой нашей душе...

И вот кровь зашипела на полу, возмутилось русское сердце и началась война.

Вся галицайско-бандеровская пассионарность оказалась горелым порохом. Галицай-бандеровец не воин - он каратель. Так сложилось. И воевать против Русского мира в открытом бою не будет. Сбежит на заработки в Румынию или Польшу (или в ту же Россию), а вместо себя поставит под ружьё вырусь.

Вот и военнообязанный Тарас Шевченко зачислен в каратели и воюет рядом с портретом Бандеры. Из шевченковского литературного наследства, как из творчества любого поэта, были извлечены ноты ненависти и теперь используются, как патриотические «кричалки». Остаётся гадать, добровольно ли пошёл Тарас на войну, или его накрыли в мобилизационной облаве. Неизвестно, подносила ли снаряды карателям Леся Окраинка, а то, может, служила санитаркой в лазарете. Да и другие особы окраинской культуры попали под подозрение.

Ещё сто лет назад князь Н. С. Трубецкой заметил одну особенность политического окраинства в его культурной «проекции»: «Они постараются запретить окраинцам знание русского литературного языка, чтение русских книг, знакомство с русской культурой. Но и этого окажется недостаточно: придётся ещё внушить всему населению окраины острую и пламенную ненависть ко всему русскому и постоянно поддерживать эту ненависть всеми средствами школы, печати, литературы, искусства, хотя бы ценой лжи, клеветы, отказа от собственного исторического прошлого и попрания собственных национальных святынь. Ибо, если окраинцы не будут ненавидеть всё русское, то всегда останется возможность оптирования в пользу русской культуры. Однако нетрудно понять, что окраинская культура, создаваемая в только что описанной обстановке, будет из рук вон плоха. Она окажется не самоцелью, а лишь орудием политики, и притом плохой, злобно-шовинистической и задорно-крикливой политики. И главными двигателями этой культуры будут не настоящие творцы культурных ценностей, а маниакальные фанатики, политиканы, загипнотизированные навязчивыми идеями. Поэтому в этой культуре всё - наука, литература, искусство, философия - не будет самоценно, а будет тенденциозно».

Таким образом, денацификация окраины равна деокраинизации впавшего в тенденциозность малоросса. Об этом нужно говорить прямо, не скрывая боли за погубленный ненавистью «проект» особого нерусского народа, «проект», стоивший таких лишений и жертв.

Несколько выводов натекло в маргиналии статьи во время её написания.

Первый: партикулярная брань на окраине Русского мира была неизбежна. По причине того, что большинство русских не согласилось бы на мутацию через предательство. Рано или поздно возник бы очаг сопротивления нацистскому памороку на окраине, а потом откристаллизовался бы фронт. Не обязательно очаг сперва возник бы в Славянске, и не обязательно сопротивление возглавил бы Стрелков. Но что это случилось бы - теперь нет сомнений.

Второй: партикулярная брань на окраине была неизбежна и вследствие доктринальной неподвижности нацизма. Весь советский период истории, а потом и «независимой» окраины, она исподволь шла к нынешнему её состоянию олигархической красно-коричневой демократии. Бандеровская «прививка» тенденциозным малороссам оказалась живучей и принесла плоды. Окраинские главари неспособны измениться и отказаться от идей и представлений, которые вызвали к жизни собственно явление окраинского нацизма и, по их суждениям, они должны победить несогласных только через насилие, а не через диалог с ними.

Третий: окраинский нацизм в партикулярной брани победить не может. Окраинское языковое иго, как пример мучительной шизофрении, когда все говорят по-русски и все понимают русский язык, но изуверски внедряют окраинское наречие международно-государственным языком, отрицает всякое воображение. Изобрести внешнего врага и отвести в его сторону разрушительные энергии уже не удалось. А Русский мир опознал в последних событиях внутреннюю беду, которую должен побороть собственными силами. И время работает на него.

Четвёртый: на окраине самоуничтожается и наше внутреннее зло «всеотзывчивости» по-Достоевски, безоглядно добродушного интернационализма по-советски; зло, имеющее теперь ясно осознаваемую обратную сторону - равнодушие в косной форме европейской толерантности. Интернациональный Советский Союз и его «многонациональный народ» - проект вавилонского царства - окончательно оформил такое явление, как окраинство. Подкормил его, нарастил ему мускулы своей политикой - газовыми дотациями и торговыми преференциями, поддержкой любого, враждебного Русскому миру направления в общественной ли, национальной жизни под видом «развития самобытности». Важный урок, который не все мы осознаём в полной мере. Пора трезвиться.

Россия задумалась с пристальным прищуром...

Многое стало ясно, но многое ещё видится гадательно, как сквозь закопчённое стёклышко. Истина всегда в поругании, но православный Киев спасётся. Ещё не пал чёрный ангел на Крещатике, не провалилось в результате обрушения киевское метро на площади Незалежности, как предсказывали старцы, а на её месте не возникли опять озёра и козьи болота, однако скрытая духовная суть видимых событий начинает проступать явственней.

Остановлены активные боевые действия - но значит ли это, что нацистская хунта отказалась от тяги к уничтожению несогласных? Это вряд ли. Бациллу нацизма на окраине должны «дезактивировать» сами малороссы, а российскую оккупацию ещё нужно заслужить. Способствует ли обстановка общего затухания окраинской экономической жизни и, наоборот, разбухания агрессивной политической риторики и активизации той части отравленной нацизмом окраинской молодёжи, которая рвётся что-нибудь завоевать и кого-нибудь победить - созреванию нарыва? Способствует. Не обломилось на этот раз и Генри Темплу, англичанскому лорду Палмерстону, который сетовал: «Как же тяжело, когда Россия ни с кем не воюет! И когда с Россией никто не воюет». Вот пускай ему будет тяжелей! Будем заканчивать новую русскую партикулярную брань...

Все ли окраинцы бандеровцы? Отнюдь. Но малороссы, как южная ветвь русского племени, принявшие на себя ложное звание окраинцев - рано или поздно станут бандеровцами. Это - вырусь, Каиново племя, тупиковое ответвление Русского мира, явление русской духовной скорби. А, значит, чтобы избежать в будущем новой партикулярной брани, окраинство должно быть переформатировано, как файловая система на жёстком компьютерном диске. Как это произойдёт на местах, сейчас неважно. Те на окраине, кто сохранил в душе стойкую русскость, найдут нужный способ.

Мову никто не будет запрещать говорить. Окраинское наречие вернётся, откуда и повелось - на сельские территории, а в городах опять возьмётся в своём праве владычный русский язык. И это будет только началом пересборки, перебирания ложного человека, выруси.

Но третьего раза быть не должно...

Одесситы знали прозорливого старца, отца Иону. Перед смертью, в 2012-м году, он сказал: «...Как я умру, будет Пасха Кровавая, потом Голодная, потом Новороссийская, потом Царская». Гадали, что за Новороссийская. Теперь - что за Царская.

В предсказаниях старцев мы прозреваем Промысел. Невидимая нить внешних событий - путеводна для тех, кто не противится Промыслу. Мы все ещё узнаём его.

Когда узнаем, откроются и тайны текущих событий и подробности партикулярной брани между русскими Каином и Авелем.

Тогда, думается, и ответ обнаружится, кто во всём виновен...

Разделяющий виновен.

Чёрный майданный лже-ангел с золотыми крыльями и сатанинской печатью на мече.

Распрягайте, наконец, хлопцы, коней.

Та лягайте почивать...

РУССКАЯ НАРОДНАЯ ЛИНИЯ

Прикрепления: Картинка 1
Категория: им. Рот Фронт | Просмотров: 104 | Добавил: Vasko | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
..Индекс цитирования- Яндекс.Метрика |
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0